понеділок, 28 травня 2012 р.

ВОЛОШИН МАКСИМИЛИАН - поет


«Снова дорога. И с силой магической
Все это вновь охватило меня:
Грохот, носильщики, свет электрический,
Крики, прощанья, свистки, суетня…
…Страх это? Горе? Раздумье? Иль что ж это?
Новое близится, старое прожито.
Прожито – отжито. Вынуто – выпито…
Ти-та-та…та-та-та…та-та-та…ти-та-та…»
Настоящая фамилия известного художника и поэта – Кириенко-Волошин. Литературное наследие Максимилиана, а среди друзей просто Макса – это сборники «Иверни», «Демоны глухонемые», «Неопалимая купина», цикл поэм «Путями Каина», поэма «Россия». Этот знаменитый киевлянин, облюбовавший и сделавший своей вотчиной Коктебель, был событием для знаменитостей Серебряного века. Он умел сделать их жизнь нескучной. Например, дрался на дуэли на Черной речке, как Пушкин с Дантесом, устроив разборку с Гумилевым за возлюбленную, даже невзирая на ее хромоногость. Это была последняя в мире дуэль поэтов.
За постоянное бормотание рифмованных строчек себя и обитавших в его коктебельском пристанище литераторов Волошин называл обормотами. Их походный марш начинался словами: «Стройтесь в роты, обормоты!»
Внешностью он напоминал Зевса или огромного античного грека. Просторная хламида скрывала, по его же словам, семь пудов мужской красоты. Венок же из полыни на пышных кудрях делал его схожим с врубелевским Паном. «Я здесь расту один, как пыльная агава, На голых берегах, среди сожженных гор. Здесь моря вещего глаголящий простор И одиночества змеиная отрава».
«Чадом, порождением, исчадием земли» называла Волошина Цветаева. Она написала ему: «Безнадежно взрослый Вы? О, нет! Вы дитя, и Вам нужны игрушки, Потому я и боюсь ловушки, Потому и сдержан мой привет. Безнадежно взрослый Вы? О, нет!» На что поэт соглашался: «Хорошо, когда мы духом юны, Хоть полвека на земле цветем, И дрожат серебряные струны В волосах и в сердце молодом». Иногда он дурачился стихами: «Грязную тучу тошнило над городом. Шмыгали ноги. Чмокали шины…»
В июле 1912 года Максимилиан Волошин с графом Алексеем Толстым, художниками Вениамином Белкиным и Аристархом Лентуловым в Коктебеле получили заказ обустроить небольшой сарай под кофейню. К началу августа все было готово. Назвали лавочку «Бубнами». Оригинальность дизайна составил вывесочный стиль натюрмортов Лентулова и Белкина, дополненный незамысловатыми двустишьями Толстого и Волошина. У входа посетителей встречала огромных размеров нарисованная фигура в оранжевом хитоне. «Толст, неряшлив и взъерошен Макс Кириенко-Волошин», «Ужасный Макс – он враг народа, его извергнув, ахнула природа». Рядом аналогичная фигура. «Прохожий, стой! Се граф Толстой». Несколько сюрпризов «обормоты» подготовили и для своих вечных врагов – «нормальных дачников». На фанерном листе был нарисован человек в котелке и черном элегантном костюме. Стоячий накрахмаленный воротничок подпирал лицо с усиками. Надпись гласила: «Нормальный дачник – друг природы. Стыдитесь, голые уроды» (голые уроды – это Макс и его товарищи, обожавшие сверкать на побережье своими обнаженными телами, пропагандируя на полуострове нудизм).
Акцент в оформлении «Бубнов» был сделан на рекламу яств: «Сейчас кину сигару,  Сожру печений пару». «Ах! В Коктебеле в зной и  в сушу Приятно есть десяту грушу». «Выпили свекровь и я  По две чашки кофея». «Мой друг, чем выше интеллект, Тем слаще кажется конфект».
«Бубны» сразу же стали местом встреч литературно-художественной богемы. Их завсегдатаями были Осип Мандельштам, Михаил Пришвин, Марина Цветаева, максим Горький, Владислав Ходасевич, Корней Чуковский.
Кроме творческого наследия да воспоминаний о веселых забавах, Россия благодаря Волошину имеет собрание французской живописи. Полотнами Гогена, Ван Гога, Матисса, Моне, Ренуара и других импрессионистов теперь гордятся Музеи изобразительных искусств и даже Эрмитаж. Волошин отбирал их в Париже для московского купца и коллекционера Щукина, убеждая его, что со временем эти картины будут в цене.
Самым печальным стихом Волошина был «Мир», написанный в Коктебеле после революции 1917 года:
С Россией кончено… На последях
Ее мы прогалдели, проболтали,
Пролузгали, пропили, проплевали,
Замызгали на грязных площадях,
Распродали на улицах: не надо ль
Кому земли, республик, да свобод,
Гражданских прав? И родину народ
Сам выволок на гноище, как падаль.
О, Господи, разверзни, расточи,
Пошли на нас огнь, язвы и бичи,
Германцев с запада, Монгол с востока,
Отдай нас в рабство вновь и навсегда,
Чтоб искупить смиренно и глубоко
Иудин грех до Страшного Суда!

   Сегодня, 2012, 24 мая, С. 30.

Немає коментарів:

Дописати коментар